Рок-опера Жанна Дарк

Автор: Тампль     Категория: Рок-оперы

Рок-опера Жанна Дарк (Тампль)Страна: Россия
Жанр: RockOpera
Год выпуска: 2000
Формат: MP3
Битрейт аудио: 192 kbps
Продолжительность: 49 минуты 54 секунд
Трэклист:
01. Тампль – Увертюра (0:46)
02. Тампль – Эпиграф (2:45)
03. Тампль – Первая ария Оруженосца (3:24)
04. Тампль – Народная сцена (3:37)
05. Тампль – Дуэт инквизиторов (2:46)
06. Тампль – Первое трио Папы Ногарэ и Фили (2:52)
07. Тампль – Сцена покаяния (2:52)
08. Тампль – Второе трио Папы Ногарэ и Фили (3:39)
09. Тампль – Сцена в подвале (4:13)
10. Тампль – Дуэт Оруженосца и Души де Моле (4:12)
11. Тампль – Вторая ария Оруженосца (3:15)
12. Тампль – Сцена тамплиеров (1:24)
13. Тампль – Пляска смерти (3:36)
14. Тампль – Проклятие Жака де Моле (1:38)
15. Тампль – Третье трио Папы Ногарэ Филипп (4:14)
16. Тампль – Третья ария Оруженосца (4:53)

Перейти на сайт рок-ордена “Тампль”
Дополнительная информация

Видео фрагменты:


Текст рок-оперы:

1. Эпиграф
2. Первая ария Оруженосца
3. Они
4. Дуэт инквизиторов
5. Первое трио
6. Отречение
7. Вторе трио
8. Сцена в подвале
9. Дуэт Оруженосца и души Жака де Моле
10. Вторая ария оруженосца
11. Тамплиеры
12. Покаяние
13. Пляска смерти
14. Проклятие Жака де Моле
15. Третье трио
16. Третья ария оруженосца


1. Эпиграф.

Дама:
Я рыцаря ждала из дальних странствий
В Иерусалим.
Покинул он мой замок провансальский
На семь долгих зим.
Когда же с белой палубы он ступил на брег,
Я поняла: он не был мне верен.
Он видел гроб Господень, он потерян
Для меня навек…
Оруженосец:
Я был оруженосцем у сеньора,
Что принес обет.
Когда же мы вернулись из-за моря
После стольких лет,
Он бросил щит на палубу, он упал на снег,
Он проклинал того, кому верил.
Он понял: Иерусалим потерян
Для него навек…
Тамплиер:
Певец, я проклинаю имя вора,
Глядя на восток.
А здесь поют беспечные труворы
Про любовный ток.
О том, как плачет соловей, жаждою томим,
Я не желаю слушать их трели.
Вели им спеть о том, как был потерян
Иерусалим…
Все:
Мы все теперь труворы и скитальцы
На своей земле.
Наш вечный дом лишился постояльцев
И исчез во мгле.
Зачем, ты спросишь у небес, я не сгинул с ним?
Господь тебе ответит едва ли.
Он знает: мы навеки потеряли
Иерусалим…

2. Первая ария оруженосца

Оруженосец
Где ты, время великих боев и крестовых походов?
Где высокая цель, осенённая братством Креста?
Из небесных глубин
Изливается синь
Возле брошенных нами твердынь.
Девять каменных плит в основании храма Господня,
Девять рыцарей в белых плащах у начала начал.
Девять адских кругов,
Девять ангельских врат
Привели нас в апостольский град.
Кто сказал, что навеки потерян апостольский город?
Кто сказал, что наветы сильнее, чем орден святой?
Я не верю словам.
Не разрушится храм,
Пока бьётся единое сердце,
Что верит в него!
Там, где жаром пылает небосвод,
Где песок раскалён, как Божий нерв,
Мы, не зная сомнений, шли вперёд,
Не умея делить любовь и гнев,
Облачённые в веру, как в доспех,
Мы искали дорогу к небесам.
Мы искали дорогу
В наш единственный Храм.
3. Они

- Дёшево рвем зубы, даруем счастье! Боль мгновенна – исцеление вечно!
- Пирожки! Пирожки! Пирожки! Пирожки!
- Всего за грош – амулет от порчи!
- Сапоги тачаю! Сапоги тачаю!
- Что? Где? Что? Где? Что? Где?
-Что за действо?
-Что за действо?
- Покаяние в злодействе
принесёт магистр
ордена Антихриста.
- Торопись, люд честной, стар и млад!
Сегодня на площади кается в ереси
Жак де Моле, магистр ордена Храма.
- Еретик! Еретик! Еретик! Еретик!
- Всего за грош – рассказ очевидца.
- Господи, помилуй! Господи, помилуй!
- Все сюда! Все сюда! Все сюда! Все сюда!
- Хороший день для торгаша!
- Удачный день для вора!
- Красавчик, я ль не хороша?
- Подайте, монсеньоры!!!
- Тебе б я отпустил грехи…
- Всего за две монеты!
- Купите кто-нибудь стихи
У нищего поэта!
- Скоро, скоро покаянье!
Скоро, скоро покаянье!
Скоро в ереси признанье
Принесёт магистр
Ордена Антихриста.
-Эй кум! Пожар? Война? Чума?
Народ ей-ей, сошел с ума!
Зачем беснуется толпа?
- Да ты, кума, все проспала!
-Да что же нынче будет? Страх,
Как глянуть любопытно!
- Антихрист кается в грехах,
Сознался он под пыткой!
Налог растет, казна пуста!
Кто виноват? Они!
Неверным отдан гроб Христа!
Кто виноват? Они!
Сгорел кабак второго дня!
Кто виноват? Они!
Мой муж в сердцах побил меня!
Кто виноват? Они!
Сосед увел вязанку дров!
А я с похмелья не здоров!
Среди небесных тел бардак!
И замуж не берут никак!
Кто виноват? Они!
- Набили златом закрома,
В грехе не знали меры!
- Да кто “они”? Скажи, кума!
- Ну, эти… эти… эти… тамплиеры!
- Пирожки! Пирожки! Пирожки! Пирожки!
- Всего за грош – амулет от порчи!
- Сапоги тачаю! Сапоги тачаю!
- Дешево рвем зубы, даруем счастье! Боль мгновенна – исцеление вечно!
4. Ария инквизиторов
1-й инквизитор: – Вот и свершилось, закончен наш труд…
2-й инквизитор: – Наших деяний века не сотрут!
Он все признал…
1-й: – Все осознал…
Оба: Даже магистры под пыткой не лгут.
1: – Но до чего был упрям еретик!
2: – В наших подвалах и дьявол бы сник!
Семь долгих лет
1: – Жак де Моле
1,2:- Не поддавался, проклятый старик!
1 – Кончим формальность, мой брат дорогой.
2 – Дабы вкусить долгожданный покой.
Скромные слуги,
1:- Умелые руки
1, 2 – Господа Бога и Церкви святой…
1 – С церквью его примирит покаянье…
1, 2 – А с королем примирит состоянье…
Больше страданьем
Душу не раня,
Будет он век доживать под охраной…
Пусть примирится
С церковью Божьей.
Будем молиться,
Брат мой, мы тоже…
Аминь!

5. Первое трио

Филипп:
Если я не прав, то где же правда?
Суд вершить дает мой долг мне право.
Принял я решенье. Что же, снимем маски! (Ногарэ, Папа: – Снимем!)
Наши планы предадим огласке.
Папа:
Сын мой, что вам в этом человеке?
Вспять текут отравленные реки.
Он погиб для мира, он отринул Бога…
Господи, наставь его в дороге!
Ногарэ:
Мы на трех стервятников похожи. (Папа: – Мы не схожи!)
Вслед за вами вскрою карты тоже.
Что за дело нам до де Моле и Бога?
Власть его – основа для тревоги!
Филипп:
Что же, Ногарэ, с тобой все ясно.
Орденская власть для нас опасна. (Ногарэ, Папа: – Конечно! Верно!)
Сила их давно моей короне в тягость.
Что на это скажет Ваша Святость?
Папа:
Что сказать? При том объеме денег,
Что скопил в руках своих изменник, (Ногарэ: – Ростовщик!)
Будет для души его весьма полезно
Провести остаток дней в аскезе.
Ногарэ:
Верно, пусть сидит в тюрьме до гроба!
(вместе с Папой):
Мой король, мы с тем согласны оба!
Филипп:
Он опасен был. Теперь же он мой пленник,
И подходит мне как собеседник.
Нас влекут одни и те же тайны.
Думаю я, это неслучайно.
Личный исповедник в темноте подвала –
Вот чего душа моя желала!
Папа: – На руках у нас не будет крови.
Ногарэ: – Мир – стране, спокойствие – короне.
Папа: – С чистыми руками мы процесс закончим.
Филипп: – Ждет народ!
Папа: – Пора!
Все трое: – Поставим точку!

6. Отречение

1: – Ты сознался в грехах, за кои нам вечно Бога молить. – Нет.
2: – Наша матерь Святая Церковь тебя готова простить. – Нет.
1: – Кайся, грешник, во всех деяниях,
Повтори же свои признания.
1, 2: – Повтори и моли в смирении
О прощении, о прощении. – Нет.
1: – Ты сознался, что орден Храма не чтил святого креста. – Нет.
2: – Оскверняли плевком распятие, отреклись от Христа. – Нет.
1: – Папский трон для вас был ошейником,
2: – Братьям каялись, не священникам.
1, 2: – Выше Церкви воздвигли здание
Ради знания, ради знания. – Нет.
2: – Бафомету молились истово от зари до зари, – Нет.
Чтобы он бесовскою истиной щедро вас одарил. – Нет.
1: – Из паломников став банкирами,
Объявили себя кумирами.
2: – Палестину с ее твердынями
Заменили своей гордынею. – Нет.
1: – Уподобясь владыкам светским,
Искали власти земной. – Нет.
2: – С королями вы были дерзкими,
Но не дерзки на бой. – Нет.
1, 2: – Гроб Господень неверным продали
Дважды продали! Трижды продали!
1: – Торг вели, как купцы ломбардские,
1, 2: – Ливры были, как знаки братские!
2: – Лгали вы на Святом Писании, лжете вы и теперь. – Нет.
1: – Запечатав уста лобзанием, их замкнули, как дверь. – Нет.
2: – Вам известны ключи и символы,
Ради них Божий лик забыли вы.
1, 2:- Отворите уста нечистые
Ради истины, ради истины! – Нет.
1, 2:- Тайна вашего посвящения –
Суть вертеп и содом! – Нет.
Как давали вы отпущение
Вашим братьям потом?
Сознаешься ли в этой мерзости?
Кайся, грешник, пред Богом в ереси?
Повтори же свои признания!
Голос из толпы: – … Он отрекся от покаяния! – Да.
7. Второе трио
Филипп:
- Старик нарушил правила игры.
Вопрос немедля требует решенья.
Хочу услышать ваши предложенья
И дело о храмовниках закрыть.
Ногарэ:
- Семь лет коту под хвост – и кто же виноват?
Папа: – Кто виноват?
Святой престол чернит досужая молва…
Ногарэ: – Кто виноват?
Папа:
- С меня довольно! Я же сделал все, что мог!
Ногарэ: – Да что ты мог?
Папа:
- Я умываю руки. Пусть вас судит Бог!
Ногарэ: – Нас судит Бог?!.
Ногарэ, с угрозой:
- Коль так, ведь может опустеть святой престол!
Папа: – Святой престол?!.
Ногарэ:
- С поста до срока твой предшественник сошел…
Папа: – Ты слишком далеко зашел,
Из грязи поднятый холоп,
Стыда и совести лишен!..
Ногарэ:- Мне не указ какой-то поп!
Ты мне смешон!
Филипп:
- Вы увлеклись взаимным поношеньем.
Вопрос немедля требует решенья!
Папа:
- Мой государь, прошу позволить мне уйти…
Ногарэ, издевательски: – Куда уйти?
Папа:
- В базарной склоке трудно истину найти…
Ногаре: – Что-что найти?
Тебя не истина прельщает – звон монет!
Папа,: – Каких монет?
Ногарэ:
- А благочестия в тебе ни капли нет
Папа: – Неправда, смерд!
А ты до власти жаден, подлая змея!
Ногарэ: – Кто жаден, я?
А ты в грехе погряз, черна душа твоя!
Папа: – Не расточай напрасно яд,
Безродный подзаборный пес…
Ногарэ: – Плешивый боров!
Папа: – Ренегат!
Ногарэ: – Чтоб черт живьем тебя унес!
Оба: – Паршивый пес!!!
Филип:
- Молчать! Вы увлеклись сверх меры!
Ругаетесь, как будто тамплиеры!
Оба: – Кстати!
Ногарэ:
- Пожалуй, мы и вправду слишком увлеклись
Папа: – Да, увлеклись.
Ногарэ:
- Господь велел делиться, стало быть, делись.
Папа: – Да подавись!
Казна храмовников безмерно глубока…
Ногарэ: – Да, глубока!
Папа:
Повержен орден, и она у нас в руках…
Ногарэ: – У НАС в руках!
Оба: – У НАС в руках!
Ногарэ: – Идут три тысячи в казну…
Папа: – А две – на новую войну…
Ногарэ: – Семь за труды…
Папа: – Помилуй Бог!
Пять на собор!
Ногарэ: – Довольно трех!
Папа: – Проклятый скряга, жадность – грех!
Ногарэ: – Поделим поровну на всех!
Папа: – Пятнадцать!
Ногарэ: – Пять!
Папа: – Тринадцать!
Ногарэ: – Семь!
Папа: – Да ты с ума сошел совсем!
Ногарэ: – Плюс тамплиерская земля,
Пойдет под руку короля…
Филипп: – Госпитальеров не забудь.
Хором: – Оставь и им чего-нибудь.
- Чего?
- Чего?
- Чего?
Секретарь:
- А что прикажете делать с Жаком де Моле?
Ногарэ:
- Да на костер его.
Папа: – Так на костер его?
Филипп: – Я оглашу решенье на рассвете.
8. Сцена в подвале
Филипп:
- Его Величество король Филипп IV,
Властитель Франции, велит тебе ответить,
Зачем свою ты отягчаешь участь,
Не признавая за собой вины?
Вина условна, мой король согласен,
Как и условным было наказанье.
Но лучше пострадать несправедливо,
Чем справедливость короля узнать?
Де Моле:
-Мой государь, магистр спросить вас хочет:
Чем он сильнее оскорбил корону –
Богатством, властью или же легендой
О рыцарях, хранителях креста?
-Ты прозорлив, банкир и рыцарь Бога…
Могущество твое достойно кары.
Но то, что нынче отняли и делят –
Иное, заключенное в тебе.
Де Моле:
- Что ж – кесарево кесарю досталось,
А богово вернется только к Богу.
Сама себя легенда повествует,
Само себя предание хранит.
Филипп:
- У каждого преданья есть носитель!
Он смертен, ergo – смертно и Преданье.
Де Моле:
- Когда от плоти дух освободится,
Он по небу напишет письмена.
Филипп:
- Их не прочтут! Они умрут для мира.
Де Моле:
- Для воскресенья смерть необходима.
Все, кто стремился к Иерусалиму,
Об этом знают.
Филипп:
- Буду знать и я.
Итак. Довольно слов для протокола.
Ты знаешь, что я знаю, ЧТО ты знаешь.
Коль золотом является молчанье,
То я предпочитаю серебро.
Де Моле:
- Не первый ты, кто к серебру привержен…
Филипп:
- Я жду не оскорблений, жду ответа,
Жду Тайны, что ведет тебя на гибель.
Жду Тайны, запечатавшей уста.
Не смерти я искал твоей, но знанья,
Заложенного в основанье Храма.
Я вижу Мудрость, как на дне колодца,
В твоих зрачках, расширенных во тьме.
Де Моле:
- Какую? Где вступают на дорогу,
Ведущую к подножью Монсальвата?
А также сколько ангелов Господних
Уместится на острие иглы?
Ты хочешь знать заклятья Трисмегиста?
Закон пентаклей? Мемфиса обряды?
Ты хочешь знать, как буквы переставить,
Чтоб имя Бога потеряло смысл?
Ты хочешь стать великим посвященным?
Согласен! Из судебных протоколов
Ты знаешь ритуал инициаций.
Приподними мой плащ – и приступай!
Филипп:
- Достаточно! Спасти тебя желая,
Я был не прав. Да! Я отравлен тайной.
Я был не прав. Но справедливо право –
Его я знаю. Будешь знать и ты,
Что еретик, повторно впавший в ересь,
Отрекшись от правдивых показаний,
Из милосердных рук церковной власти
Передается светскому суду.
9. Дуэт Оруженосца и души Жака де Моле
Оруженосец:
И стены, и решетки
Ничто перед мольбой.
Перебирая четки,
Беседую с тобой.
Душа бредет во мраке,
Но жаждет света дня.
Господь, подай мне знаки,
Что слышит он меня.
Душа:
И стенам, и решеткам
Мольбы не заглушить.
Вот чей-то голос кроткий
Касается души.
И сердце раскололось,
И в нем возникла нить.
Я знаю этот голос,
Я буду говорить.
Оруженосец:
Я не был в Палестине,
Но меч мой так же быстр.
Могу ль тебя спасти я?
Ответь мне, мой Магистр!
Душа:
Меня б закрыл ты грудью
В смятении пустом.
Ты не был мне орудьем –
Иди своим путем.
Оруженосец:
Король сказал, отдался
Ты в руки Сатане.
Чему ты поклонялся,
Скажи хотя бы мне?
Душа:
Искал подчас, не скрою,
Я сложного в простом.
Ты был крещен не мною.
Иди своим путем.
Оруженосец:
Ужасно отреченье,
Но смерть еще страшней.
Какое бы значенье
Мы не придали ей.
Душа:
Пред юностью безбрежной
Я слаб, и каюсь в том.
Но я остался прежним.
Иди своим путем.
Оруженосец:
Безбожье в полной мере
Нам ставили в укор.
Какой служил ты вере,
Скажи мне, мой сеньор!
Душа:
Допросы и плененье
Отбили мне чутье.
Я шел путем сомнений.
Иди своим путем.
Оруженосец:
Мне не хватает знанья
О смерти и судьбе.
Но может, покаянье
Спасло бы жизнь тебе?
Душа:
Не знаешь ты, как трудно
Смирить свой гордый нрав.
Но в окна брезжит утро,
И, может быть, ты прав…

10. Вторая ария оруженосца

Из небесных ладоней января просыпается манна
На оковы твои, на потерянный дом.
Кто блуждал по пустыне сорок лет, оказался обманут,
И остался рабом, и остался рабом.
Зачарованным Каем на снегу бьюсь над проклятым словом.
Расцветает ли роза, мой сеньор, нынче в вашем окне?
Кто натаскивал гончих, мой сеньор, в ожидании лова?
Кто останется бел там, где праведных нет?
Но были ранее мы с тобой одно.
Я твоими руками бью хрусталь.
Я твоими губами пью вино,
Я твоими глазами вижу сталь
Прополосканных ветром плащаниц.
Кровь рассвета, как рана на груди,
Припорошена пеплом
Сизокрылых синиц.
Коронованный пламенем, лети. Стало белое алым.
Медный колокол дня докрасна разогрет.
Проиграв королевство, мой сеньор, не торгуются в малом
На последней заре, на последней заре.
Это сладкое слово, мой сеньор, было вовсе не «вечность».
Смерть поставила парус, мой сеньор, на своем корабле.
Вы же поняли тайну, мой сеньор, вы составили «верность»
И дождетесь меня на библейской земле.
Там, где были с тобою мы одним,
Я твоею рукой сжимаю стяг.
Твоим горлом кричу «Иерусалим!»,
Я твоими глазами вижу знак
На нагих и молчащих небесах,
Где сияет, открытый всем ветрам,
Опрокинутой чашей
Наш нетронутый храм.
11. Сцена тамплиеров
1-й: – Что делать нам, братья?
Сжимает объятья
На горле стальная длань!
2-й: – Мы этого ждали.
3-й: – Карающей стали
Подставим ли мы гортань?
4-й: – Побег невозможен.
Костер уже сложен,
Об этом кричит герольд.
Надежды ничтожны
3-й: – Но братья, а может
А если умрет король?
1-й: – Нам должно смириться.
Магистр и рыцарь
Нам отдал такой приказ.
Оруженосец: – О Господи, братья,
Как смели сказать вы
Такие слова в этот час?!
2-й: – Оставьте сомненья.
Его избавленье
Находится в наших руках!
Оруженосец: – Уходят мгновенья.
Из-за промедленья
Мы прокляты будем в веках!
2-й: – Восстание черни
Поможет, наверно…
Быть может, попробуем?
Все:- Сложно.
3-й: – Мы можем пытаться
С Филиппом меняться
На тайну из тайн…
Все:- Невозможно!
4-й: – Я знаю, что важно:
Все судьи продажны!
Подкупим их всех!
Все: – Несерьезно!
Вместе:- Ворвемся колонною
Как в Аскалоне,
И стражу положим мы…
Оруженосец:- Поздно!

12. Покаяние

- Ты был грешен. Ты был не лучше, чем всяк, пришедший сюда. – Да.
Босый, пеший, спляши-ка с нами – настало время Суда.- Да.
Короли, рыбаки ли, пахари,
Шлюхи, рыцари и монахини,
В Пляске Смерти, в загробном бдении
Нынче все равны – тени с тенями. – Да.
- Ты был грешен. Твоя гордыня вела тебя на костер. – Да.
Выше трона, святее Церкви хотел построить собор. – Да.
На песке возвел башню до неба.
Мнил, что скоро достанешь до Него.
Весь твой путь за твоей святынею
Был гордынею, был гордынею. – Да.
- Ты был грешен. Духовным блудом запятнан и развращен. – Да.
Жаждой тайны, запретной людям, твой дух навеки смущен. – Да.
Ради истины, ради знания
Сам отправил себя в изгнание,
Сам себя наказал потерями
За безверие, за безверие. – Да.
- Ты был грешен. Ты впал в унынье, сломив себя, как клинок. – Да.
Без надежды на Божье чудо, поверил, что одинок. – Да.
Без надежды во тьме безверия
Сам себя наказал потерями,
Слов молитвы забыл звучание
От отчаянья, от отчаянья. – Да.
- Если б жизнь тебе дали заново – что исправил бы ты?
- Шаг последний – момент признания у последней черты.
- Шаг последний – момент признания
- Шанс последний для покаяния
Папа, Ногарэ – Миг последний – смирись и дай ответ,
Ты согласен?
Филипп: – Молчите!
Де Моле: – Нет.

13. Пляска смерти

Жизнь – прочь!
Смерти шире круг!
День-ночь,
Кто здесь враг, кто друг?
К нам, брат!
Нынче пляшет всяк!
Стар, млад,
Умный и дурак.
Смех, плач,
Радость, горе, сны,
Все прочь:
Нынче все равны.
К нам, брат,
Ну-ка, поспеши,
В такт, в такт
С нами попляши,
С нами спляши.
С нами спляши.
С нами спляши…
14. Проклятие Жака де Моле
- Не минет год,
Как призовет
Мое проклятие на суд
Тебя, слуга Антихриста, Климент!
Не минет год,
Как в грязь падет
Из грязи поднятый в князья.
Будь проклят, канцлер Ги де Ногарэ!
Не больше года буду ждать
Тебя, желающий узнать
О тайнах райских кущ и адских бездн.
Проклятье навсегда с тобой,
И тьма вокруг, и ты – слепой.
Прощай, Филипп. Твой ад всегда в тебе.
Хор:
Твой ад всегда в тебе,
Твой ад всегда в тебе,
Твой ад всегда в тебе…
15. Третье трио
Смерть:
Я рыцарей ждала и дни считала,
И ткала покров.
Они мне клятву верности давали,
Проливая кровь.
Моим вассалом может стать
Каждый человек,
И лишь один не будет мне верен:
Кто видел Гроб Господень, тот потерян
Для меня навек…
Папа:
Боже, Боже, близок ангел смерти.
Полночь бьет, сквозит холодный ветер.
Слаб я, Боже, слаб я
В час моей расплаты
Об одном молю – о милосердье!
Ногарэ:
Демон, демон к сердцу тянет когти.
Ад зовет, душа черна как копоть.
Пляшут, пляшут тени.
Где найти спасенье?
Где найти от гибели спасенье?
Филипп:
Ближе, ближе мертвенная поступь.
Скалится холодный мертвый остов.
Тысячами лезвий
Истин бесполезных
Режет душу гибельная бездна.
Смерть:
Не минет год, как призовет
Мое проклятие на суд,
Тебя, слуга Антихриста, Климент…
Папа:
Слаб я, Боже, слаб я
В час моей расплаты
Об одном молю – о милосердье!
Смерть: – Ты мой навек!
Не минет год, как в грязь падет
Из грязи поднятый в князья.
Будь проклят, канцлер Ги де Ногарэ!
Ногарэ:
Пляшут, пляшут тени.
Где найти спасенье?
Где найти от гибели спасенье?
Смерть: – Ты мой навек…
Не больше года буду ждать
Тебя, желающий узнать
О тайнах райских кущ и адских бездн!
Филипп:
Тысячами лезвий
Истин бесполезных
Режет душу гибельная бездна.
Смерть: – Ты мой навек…
Папа: – Боже, боже, близок ангел смерти…
Смерть: – Слуга Антихриста
Климент!
Ногарэ: – Демон, демон к сердцу тянет
когти…
Смерть: – Канцлер Ги де Ногарэ!
Филипп: – Ближе, ближе мертвенная поступь…
Смерть: – Вы мои навек…
Вместе: – Режет душу гибельная бездна…
Смерть: – Вы мои – навек….
16. Третья ария оруженосца.
Оруженосец
Что мне сказать? Теперь земля воистину пуста.
Есть время танцев на крови, есть время для поста.
Есть Орден Духа, он далек от всех земных владык.
В смирении, в смирении как был бы он велик!
Как ты посмел, мой господин, погибнуть не один?
Куда пойдет, скорбя о том, твой верный палладин?
Какую силу ты призвал, карая палачей?
Для райских врат, для адских бездн ты свой – и ты ничей!
О как смотрел я на тебя, мой брат и мой сеньор.
Желал делить с тобою все – и знанье и костер.
Твоя судьба казалась мне историей Христа,
Но ты – всего лишь человек, а истина проста:
Что сочетал на небе Бог,
То на земле не разорвать.
Я думал двинуть время вспять –
Ну что ж, спасибо за урок.
Пусть плачет сердце, трепеща
И так же платит по счетам.
В плаще ли я иль без плаща –
Оно и орден мой, и Храм,
Господень Храм.
Все:
И от триумфа до скорбей
Качался маятник надежд.
Но мы, лишенные одежд,
Отнюдь не сделались слабей.
Смеется сердце, и поет,
И вечно платит по счетам.
Кто все изведал, тот поймет,
Что только в нем возможен храм,
Господень Храм.
Эпилог:
Все равно, кто нам головы рубил,
Все равно, кто посадит нас на кол,
Потому что я понял, в чем прикол,
Потому что я фишку прорубил.
И, повешен на маятник ногой,
Я бы вам все сефиры отплясал.
Потому что я умный. Я крутой.
Потому что я песню написал.

1. Эпиграф
2. Первая ария Оруженосца
3. Они
4. Дуэт инквизиторов
5. Первое трио
6. Отречение
7. Вторе трио
8. Сцена в подвале
9. Дуэт Оруженосца и души Жака де Моле
10. Вторая ария оруженосца
11. Тамплиеры
12. Покаяние
13. Пляска смерти
14. Проклятие Жака де Моле
15. Третье трио
16. Третья ария оруженосца


1. Эпиграф.

Дама:
Я рыцаря ждала из дальних странствий
В Иерусалим.
Покинул он мой замок провансальский
На семь долгих зим.
Когда же с белой палубы он ступил на брег,
Я поняла: он не был мне верен.
Он видел гроб Господень, он потерян
Для меня навек…
Оруженосец:
Я был оруженосцем у сеньора,
Что принес обет.
Когда же мы вернулись из-за моря
После стольких лет,
Он бросил щит на палубу, он упал на снег,
Он проклинал того, кому верил.
Он понял: Иерусалим потерян
Для него навек…
Тамплиер:
Певец, я проклинаю имя вора,
Глядя на восток.
А здесь поют беспечные труворы
Про любовный ток.
О том, как плачет соловей, жаждою томим,
Я не желаю слушать их трели.
Вели им спеть о том, как был потерян
Иерусалим…
Все:
Мы все теперь труворы и скитальцы
На своей земле.
Наш вечный дом лишился постояльцев
И исчез во мгле.
Зачем, ты спросишь у небес, я не сгинул с ним?
Господь тебе ответит едва ли.
Он знает: мы навеки потеряли
Иерусалим…

2. Первая ария оруженосца

Оруженосец
Где ты, время великих боев и крестовых походов?
Где высокая цель, осенённая братством Креста?
Из небесных глубин
Изливается синь
Возле брошенных нами твердынь.
Девять каменных плит в основании храма Господня,
Девять рыцарей в белых плащах у начала начал.
Девять адских кругов,
Девять ангельских врат
Привели нас в апостольский град.
Кто сказал, что навеки потерян апостольский город?
Кто сказал, что наветы сильнее, чем орден святой?
Я не верю словам.
Не разрушится храм,
Пока бьётся единое сердце,
Что верит в него!
Там, где жаром пылает небосвод,
Где песок раскалён, как Божий нерв,
Мы, не зная сомнений, шли вперёд,
Не умея делить любовь и гнев,
Облачённые в веру, как в доспех,
Мы искали дорогу к небесам.
Мы искали дорогу
В наш единственный Храм.
3. Они

- Дёшево рвем зубы, даруем счастье! Боль мгновенна – исцеление вечно!
- Пирожки! Пирожки! Пирожки! Пирожки!
- Всего за грош – амулет от порчи!
- Сапоги тачаю! Сапоги тачаю!
- Что? Где? Что? Где? Что? Где?
-Что за действо?
-Что за действо?
- Покаяние в злодействе
принесёт магистр
ордена Антихриста.
- Торопись, люд честной, стар и млад!
Сегодня на площади кается в ереси
Жак де Моле, магистр ордена Храма.
- Еретик! Еретик! Еретик! Еретик!
- Всего за грош – рассказ очевидца.
- Господи, помилуй! Господи, помилуй!
- Все сюда! Все сюда! Все сюда! Все сюда!
- Хороший день для торгаша!
- Удачный день для вора!
- Красавчик, я ль не хороша?
- Подайте, монсеньоры!!!
- Тебе б я отпустил грехи…
- Всего за две монеты!
- Купите кто-нибудь стихи
У нищего поэта!
- Скоро, скоро покаянье!
Скоро, скоро покаянье!
Скоро в ереси признанье
Принесёт магистр
Ордена Антихриста.
-Эй кум! Пожар? Война? Чума?
Народ ей-ей, сошел с ума!
Зачем беснуется толпа?
- Да ты, кума, все проспала!
-Да что же нынче будет? Страх,
Как глянуть любопытно!
- Антихрист кается в грехах,
Сознался он под пыткой!
Налог растет, казна пуста!
Кто виноват? Они!
Неверным отдан гроб Христа!
Кто виноват? Они!
Сгорел кабак второго дня!
Кто виноват? Они!
Мой муж в сердцах побил меня!
Кто виноват? Они!
Сосед увел вязанку дров!
А я с похмелья не здоров!
Среди небесных тел бардак!
И замуж не берут никак!
Кто виноват? Они!
- Набили златом закрома,
В грехе не знали меры!
- Да кто “они”? Скажи, кума!
- Ну, эти… эти… эти… тамплиеры!
- Пирожки! Пирожки! Пирожки! Пирожки!
- Всего за грош – амулет от порчи!
- Сапоги тачаю! Сапоги тачаю!
- Дешево рвем зубы, даруем счастье! Боль мгновенна – исцеление вечно!
4. Ария инквизиторов
1-й инквизитор: – Вот и свершилось, закончен наш труд…
2-й инквизитор: – Наших деяний века не сотрут!
Он все признал…
1-й: – Все осознал…
Оба: Даже магистры под пыткой не лгут.
1: – Но до чего был упрям еретик!
2: – В наших подвалах и дьявол бы сник!
Семь долгих лет
1: – Жак де Моле
1,2:- Не поддавался, проклятый старик!
1 – Кончим формальность, мой брат дорогой.
2 – Дабы вкусить долгожданный покой.
Скромные слуги,
1:- Умелые руки
1, 2 – Господа Бога и Церкви святой…
1 – С церквью его примирит покаянье…
1, 2 – А с королем примирит состоянье…
Больше страданьем
Душу не раня,
Будет он век доживать под охраной…
Пусть примирится
С церковью Божьей.
Будем молиться,
Брат мой, мы тоже…
Аминь!

5. Первое трио

Филипп:
Если я не прав, то где же правда?
Суд вершить дает мой долг мне право.
Принял я решенье. Что же, снимем маски! (Ногарэ, Папа: – Снимем!)
Наши планы предадим огласке.
Папа:
Сын мой, что вам в этом человеке?
Вспять текут отравленные реки.
Он погиб для мира, он отринул Бога…
Господи, наставь его в дороге!
Ногарэ:
Мы на трех стервятников похожи. (Папа: – Мы не схожи!)
Вслед за вами вскрою карты тоже.
Что за дело нам до де Моле и Бога?
Власть его – основа для тревоги!
Филипп:
Что же, Ногарэ, с тобой все ясно.
Орденская власть для нас опасна. (Ногарэ, Папа: – Конечно! Верно!)
Сила их давно моей короне в тягость.
Что на это скажет Ваша Святость?
Папа:
Что сказать? При том объеме денег,
Что скопил в руках своих изменник, (Ногарэ: – Ростовщик!)
Будет для души его весьма полезно
Провести остаток дней в аскезе.
Ногарэ:
Верно, пусть сидит в тюрьме до гроба!
(вместе с Папой):
Мой король, мы с тем согласны оба!
Филипп:
Он опасен был. Теперь же он мой пленник,
И подходит мне как собеседник.
Нас влекут одни и те же тайны.
Думаю я, это неслучайно.
Личный исповедник в темноте подвала –
Вот чего душа моя желала!
Папа: – На руках у нас не будет крови.
Ногарэ: – Мир – стране, спокойствие – короне.
Папа: – С чистыми руками мы процесс закончим.
Филипп: – Ждет народ!
Папа: – Пора!
Все трое: – Поставим точку!

6. Отречение

1: – Ты сознался в грехах, за кои нам вечно Бога молить. – Нет.
2: – Наша матерь Святая Церковь тебя готова простить. – Нет.
1: – Кайся, грешник, во всех деяниях,
Повтори же свои признания.
1, 2: – Повтори и моли в смирении
О прощении, о прощении. – Нет.
1: – Ты сознался, что орден Храма не чтил святого креста. – Нет.
2: – Оскверняли плевком распятие, отреклись от Христа. – Нет.
1: – Папский трон для вас был ошейником,
2: – Братьям каялись, не священникам.
1, 2: – Выше Церкви воздвигли здание
Ради знания, ради знания. – Нет.
2: – Бафомету молились истово от зари до зари, – Нет.
Чтобы он бесовскою истиной щедро вас одарил. – Нет.
1: – Из паломников став банкирами,
Объявили себя кумирами.
2: – Палестину с ее твердынями
Заменили своей гордынею. – Нет.
1: – Уподобясь владыкам светским,
Искали власти земной. – Нет.
2: – С королями вы были дерзкими,
Но не дерзки на бой. – Нет.
1, 2: – Гроб Господень неверным продали
Дважды продали! Трижды продали!
1: – Торг вели, как купцы ломбардские,
1, 2: – Ливры были, как знаки братские!
2: – Лгали вы на Святом Писании, лжете вы и теперь. – Нет.
1: – Запечатав уста лобзанием, их замкнули, как дверь. – Нет.
2: – Вам известны ключи и символы,
Ради них Божий лик забыли вы.
1, 2:- Отворите уста нечистые
Ради истины, ради истины! – Нет.
1, 2:- Тайна вашего посвящения –
Суть вертеп и содом! – Нет.
Как давали вы отпущение
Вашим братьям потом?
Сознаешься ли в этой мерзости?
Кайся, грешник, пред Богом в ереси?
Повтори же свои признания!
Голос из толпы: – … Он отрекся от покаяния! – Да.
7. Второе трио
Филипп:
- Старик нарушил правила игры.
Вопрос немедля требует решенья.
Хочу услышать ваши предложенья
И дело о храмовниках закрыть.
Ногарэ:
- Семь лет коту под хвост – и кто же виноват?
Папа: – Кто виноват?
Святой престол чернит досужая молва…
Ногарэ: – Кто виноват?
Папа:
- С меня довольно! Я же сделал все, что мог!
Ногарэ: – Да что ты мог?
Папа:
- Я умываю руки. Пусть вас судит Бог!
Ногарэ: – Нас судит Бог?!.
Ногарэ, с угрозой:
- Коль так, ведь может опустеть святой престол!
Папа: – Святой престол?!.
Ногарэ:
- С поста до срока твой предшественник сошел…
Папа: – Ты слишком далеко зашел,
Из грязи поднятый холоп,
Стыда и совести лишен!..
Ногарэ:- Мне не указ какой-то поп!
Ты мне смешон!
Филипп:
- Вы увлеклись взаимным поношеньем.
Вопрос немедля требует решенья!
Папа:
- Мой государь, прошу позволить мне уйти…
Ногарэ, издевательски: – Куда уйти?
Папа:
- В базарной склоке трудно истину найти…
Ногаре: – Что-что найти?
Тебя не истина прельщает – звон монет!
Папа,: – Каких монет?
Ногарэ:
- А благочестия в тебе ни капли нет
Папа: – Неправда, смерд!
А ты до власти жаден, подлая змея!
Ногарэ: – Кто жаден, я?
А ты в грехе погряз, черна душа твоя!
Папа: – Не расточай напрасно яд,
Безродный подзаборный пес…
Ногарэ: – Плешивый боров!
Папа: – Ренегат!
Ногарэ: – Чтоб черт живьем тебя унес!
Оба: – Паршивый пес!!!
Филип:
- Молчать! Вы увлеклись сверх меры!
Ругаетесь, как будто тамплиеры!
Оба: – Кстати!
Ногарэ:
- Пожалуй, мы и вправду слишком увлеклись
Папа: – Да, увлеклись.
Ногарэ:
- Господь велел делиться, стало быть, делись.
Папа: – Да подавись!
Казна храмовников безмерно глубока…
Ногарэ: – Да, глубока!
Папа:
Повержен орден, и она у нас в руках…
Ногарэ: – У НАС в руках!
Оба: – У НАС в руках!
Ногарэ: – Идут три тысячи в казну…
Папа: – А две – на новую войну…
Ногарэ: – Семь за труды…
Папа: – Помилуй Бог!
Пять на собор!
Ногарэ: – Довольно трех!
Папа: – Проклятый скряга, жадность – грех!
Ногарэ: – Поделим поровну на всех!
Папа: – Пятнадцать!
Ногарэ: – Пять!
Папа: – Тринадцать!
Ногарэ: – Семь!
Папа: – Да ты с ума сошел совсем!
Ногарэ: – Плюс тамплиерская земля,
Пойдет под руку короля…
Филипп: – Госпитальеров не забудь.
Хором: – Оставь и им чего-нибудь.
- Чего?
- Чего?
- Чего?
Секретарь:
- А что прикажете делать с Жаком де Моле?
Ногарэ:
- Да на костер его.
Папа: – Так на костер его?
Филипп: – Я оглашу решенье на рассвете.
8. Сцена в подвале
Филипп:
- Его Величество король Филипп IV,
Властитель Франции, велит тебе ответить,
Зачем свою ты отягчаешь участь,
Не признавая за собой вины?
Вина условна, мой король согласен,
Как и условным было наказанье.
Но лучше пострадать несправедливо,
Чем справедливость короля узнать?
Де Моле:
-Мой государь, магистр спросить вас хочет:
Чем он сильнее оскорбил корону –
Богатством, властью или же легендой
О рыцарях, хранителях креста?
-Ты прозорлив, банкир и рыцарь Бога…
Могущество твое достойно кары.
Но то, что нынче отняли и делят –
Иное, заключенное в тебе.
Де Моле:
- Что ж – кесарево кесарю досталось,
А богово вернется только к Богу.
Сама себя легенда повествует,
Само себя предание хранит.
Филипп:
- У каждого преданья есть носитель!
Он смертен, ergo – смертно и Преданье.
Де Моле:
- Когда от плоти дух освободится,
Он по небу напишет письмена.
Филипп:
- Их не прочтут! Они умрут для мира.
Де Моле:
- Для воскресенья смерть необходима.
Все, кто стремился к Иерусалиму,
Об этом знают.
Филипп:
- Буду знать и я.
Итак. Довольно слов для протокола.
Ты знаешь, что я знаю, ЧТО ты знаешь.
Коль золотом является молчанье,
То я предпочитаю серебро.
Де Моле:
- Не первый ты, кто к серебру привержен…
Филипп:
- Я жду не оскорблений, жду ответа,
Жду Тайны, что ведет тебя на гибель.
Жду Тайны, запечатавшей уста.
Не смерти я искал твоей, но знанья,
Заложенного в основанье Храма.
Я вижу Мудрость, как на дне колодца,
В твоих зрачках, расширенных во тьме.
Де Моле:
- Какую? Где вступают на дорогу,
Ведущую к подножью Монсальвата?
А также сколько ангелов Господних
Уместится на острие иглы?
Ты хочешь знать заклятья Трисмегиста?
Закон пентаклей? Мемфиса обряды?
Ты хочешь знать, как буквы переставить,
Чтоб имя Бога потеряло смысл?
Ты хочешь стать великим посвященным?
Согласен! Из судебных протоколов
Ты знаешь ритуал инициаций.
Приподними мой плащ – и приступай!
Филипп:
- Достаточно! Спасти тебя желая,
Я был не прав. Да! Я отравлен тайной.
Я был не прав. Но справедливо право –
Его я знаю. Будешь знать и ты,
Что еретик, повторно впавший в ересь,
Отрекшись от правдивых показаний,
Из милосердных рук церковной власти
Передается светскому суду.
9. Дуэт Оруженосца и души Жака де Моле
Оруженосец:
И стены, и решетки
Ничто перед мольбой.
Перебирая четки,
Беседую с тобой.
Душа бредет во мраке,
Но жаждет света дня.
Господь, подай мне знаки,
Что слышит он меня.
Душа:
И стенам, и решеткам
Мольбы не заглушить.
Вот чей-то голос кроткий
Касается души.
И сердце раскололось,
И в нем возникла нить.
Я знаю этот голос,
Я буду говорить.
Оруженосец:
Я не был в Палестине,
Но меч мой так же быстр.
Могу ль тебя спасти я?
Ответь мне, мой Магистр!
Душа:
Меня б закрыл ты грудью
В смятении пустом.
Ты не был мне орудьем –
Иди своим путем.
Оруженосец:
Король сказал, отдался
Ты в руки Сатане.
Чему ты поклонялся,
Скажи хотя бы мне?
Душа:
Искал подчас, не скрою,
Я сложного в простом.
Ты был крещен не мною.
Иди своим путем.
Оруженосец:
Ужасно отреченье,
Но смерть еще страшней.
Какое бы значенье
Мы не придали ей.
Душа:
Пред юностью безбрежной
Я слаб, и каюсь в том.
Но я остался прежним.
Иди своим путем.
Оруженосец:
Безбожье в полной мере
Нам ставили в укор.
Какой служил ты вере,
Скажи мне, мой сеньор!
Душа:
Допросы и плененье
Отбили мне чутье.
Я шел путем сомнений.
Иди своим путем.
Оруженосец:
Мне не хватает знанья
О смерти и судьбе.
Но может, покаянье
Спасло бы жизнь тебе?
Душа:
Не знаешь ты, как трудно
Смирить свой гордый нрав.
Но в окна брезжит утро,
И, может быть, ты прав…

10. Вторая ария оруженосца

Из небесных ладоней января просыпается манна
На оковы твои, на потерянный дом.
Кто блуждал по пустыне сорок лет, оказался обманут,
И остался рабом, и остался рабом.
Зачарованным Каем на снегу бьюсь над проклятым словом.
Расцветает ли роза, мой сеньор, нынче в вашем окне?
Кто натаскивал гончих, мой сеньор, в ожидании лова?
Кто останется бел там, где праведных нет?
Но были ранее мы с тобой одно.
Я твоими руками бью хрусталь.
Я твоими губами пью вино,
Я твоими глазами вижу сталь
Прополосканных ветром плащаниц.
Кровь рассвета, как рана на груди,
Припорошена пеплом
Сизокрылых синиц.
Коронованный пламенем, лети. Стало белое алым.
Медный колокол дня докрасна разогрет.
Проиграв королевство, мой сеньор, не торгуются в малом
На последней заре, на последней заре.
Это сладкое слово, мой сеньор, было вовсе не «вечность».
Смерть поставила парус, мой сеньор, на своем корабле.
Вы же поняли тайну, мой сеньор, вы составили «верность»
И дождетесь меня на библейской земле.
Там, где были с тобою мы одним,
Я твоею рукой сжимаю стяг.
Твоим горлом кричу «Иерусалим!»,
Я твоими глазами вижу знак
На нагих и молчащих небесах,
Где сияет, открытый всем ветрам,
Опрокинутой чашей
Наш нетронутый храм.
11. Сцена тамплиеров
1-й: – Что делать нам, братья?
Сжимает объятья
На горле стальная длань!
2-й: – Мы этого ждали.
3-й: – Карающей стали
Подставим ли мы гортань?
4-й: – Побег невозможен.
Костер уже сложен,
Об этом кричит герольд.
Надежды ничтожны
3-й: – Но братья, а может
А если умрет король?
1-й: – Нам должно смириться.
Магистр и рыцарь
Нам отдал такой приказ.
Оруженосец: – О Господи, братья,
Как смели сказать вы
Такие слова в этот час?!
2-й: – Оставьте сомненья.
Его избавленье
Находится в наших руках!
Оруженосец: – Уходят мгновенья.
Из-за промедленья
Мы прокляты будем в веках!
2-й: – Восстание черни
Поможет, наверно…
Быть может, попробуем?
Все:- Сложно.
3-й: – Мы можем пытаться
С Филиппом меняться
На тайну из тайн…
Все:- Невозможно!
4-й: – Я знаю, что важно:
Все судьи продажны!
Подкупим их всех!
Все: – Несерьезно!
Вместе:- Ворвемся колонною
Как в Аскалоне,
И стражу положим мы…
Оруженосец:- Поздно!

12. Покаяние

- Ты был грешен. Ты был не лучше, чем всяк, пришедший сюда. – Да.
Босый, пеший, спляши-ка с нами – настало время Суда.- Да.
Короли, рыбаки ли, пахари,
Шлюхи, рыцари и монахини,
В Пляске Смерти, в загробном бдении
Нынче все равны – тени с тенями. – Да.
- Ты был грешен. Твоя гордыня вела тебя на костер. – Да.
Выше трона, святее Церкви хотел построить собор. – Да.
На песке возвел башню до неба.
Мнил, что скоро достанешь до Него.
Весь твой путь за твоей святынею
Был гордынею, был гордынею. – Да.
- Ты был грешен. Духовным блудом запятнан и развращен. – Да.
Жаждой тайны, запретной людям, твой дух навеки смущен. – Да.
Ради истины, ради знания
Сам отправил себя в изгнание,
Сам себя наказал потерями
За безверие, за безверие. – Да.
- Ты был грешен. Ты впал в унынье, сломив себя, как клинок. – Да.
Без надежды на Божье чудо, поверил, что одинок. – Да.
Без надежды во тьме безверия
Сам себя наказал потерями,
Слов молитвы забыл звучание
От отчаянья, от отчаянья. – Да.
- Если б жизнь тебе дали заново – что исправил бы ты?
- Шаг последний – момент признания у последней черты.
- Шаг последний – момент признания
- Шанс последний для покаяния
Папа, Ногарэ – Миг последний – смирись и дай ответ,
Ты согласен?
Филипп: – Молчите!
Де Моле: – Нет.

13. Пляска смерти

Жизнь – прочь!
Смерти шире круг!
День-ночь,
Кто здесь враг, кто друг?
К нам, брат!
Нынче пляшет всяк!
Стар, млад,
Умный и дурак.
Смех, плач,
Радость, горе, сны,
Все прочь:
Нынче все равны.
К нам, брат,
Ну-ка, поспеши,
В такт, в такт
С нами попляши,
С нами спляши.
С нами спляши.
С нами спляши…
14. Проклятие Жака де Моле
- Не минет год,
Как призовет
Мое проклятие на суд
Тебя, слуга Антихриста, Климент!
Не минет год,
Как в грязь падет
Из грязи поднятый в князья.
Будь проклят, канцлер Ги де Ногарэ!
Не больше года буду ждать
Тебя, желающий узнать
О тайнах райских кущ и адских бездн.
Проклятье навсегда с тобой,
И тьма вокруг, и ты – слепой.
Прощай, Филипп. Твой ад всегда в тебе.
Хор:
Твой ад всегда в тебе,
Твой ад всегда в тебе,
Твой ад всегда в тебе…
15. Третье трио
Смерть:
Я рыцарей ждала и дни считала,
И ткала покров.
Они мне клятву верности давали,
Проливая кровь.
Моим вассалом может стать
Каждый человек,
И лишь один не будет мне верен:
Кто видел Гроб Господень, тот потерян
Для меня навек…
Папа:
Боже, Боже, близок ангел смерти.
Полночь бьет, сквозит холодный ветер.
Слаб я, Боже, слаб я
В час моей расплаты
Об одном молю – о милосердье!
Ногарэ:
Демон, демон к сердцу тянет когти.
Ад зовет, душа черна как копоть.
Пляшут, пляшут тени.
Где найти спасенье?
Где найти от гибели спасенье?
Филипп:
Ближе, ближе мертвенная поступь.
Скалится холодный мертвый остов.
Тысячами лезвий
Истин бесполезных
Режет душу гибельная бездна.
Смерть:
Не минет год, как призовет
Мое проклятие на суд,
Тебя, слуга Антихриста, Климент…
Папа:
Слаб я, Боже, слаб я
В час моей расплаты
Об одном молю – о милосердье!
Смерть: – Ты мой навек!
Не минет год, как в грязь падет
Из грязи поднятый в князья.
Будь проклят, канцлер Ги де Ногарэ!
Ногарэ:
Пляшут, пляшут тени.
Где найти спасенье?
Где найти от гибели спасенье?
Смерть: – Ты мой навек…
Не больше года буду ждать
Тебя, желающий узнать
О тайнах райских кущ и адских бездн!
Филипп:
Тысячами лезвий
Истин бесполезных
Режет душу гибельная бездна.
Смерть: – Ты мой навек…
Папа: – Боже, боже, близок ангел смерти…
Смерть: – Слуга Антихриста
Климент!
Ногарэ: – Демон, демон к сердцу тянет
когти…
Смерть: – Канцлер Ги де Ногарэ!
Филипп: – Ближе, ближе мертвенная поступь…
Смерть: – Вы мои навек…
Вместе: – Режет душу гибельная бездна…
Смерть: – Вы мои – навек….
16. Третья ария оруженосца.
Оруженосец
Что мне сказать? Теперь земля воистину пуста.
Есть время танцев на крови, есть время для поста.
Есть Орден Духа, он далек от всех земных владык.
В смирении, в смирении как был бы он велик!
Как ты посмел, мой господин, погибнуть не один?
Куда пойдет, скорбя о том, твой верный палладин?
Какую силу ты призвал, карая палачей?
Для райских врат, для адских бездн ты свой – и ты ничей!
О как смотрел я на тебя, мой брат и мой сеньор.
Желал делить с тобою все – и знанье и костер.
Твоя судьба казалась мне историей Христа,
Но ты – всего лишь человек, а истина проста:
Что сочетал на небе Бог,
То на земле не разорвать.
Я думал двинуть время вспять –
Ну что ж, спасибо за урок.
Пусть плачет сердце, трепеща
И так же платит по счетам.
В плаще ли я иль без плаща –
Оно и орден мой, и Храм,
Господень Храм.
Все:
И от триумфа до скорбей
Качался маятник надежд.
Но мы, лишенные одежд,
Отнюдь не сделались слабей.
Смеется сердце, и поет,
И вечно платит по счетам.
Кто все изведал, тот поймет,
Что только в нем возможен храм,
Господень Храм.
Эпилог:
Все равно, кто нам головы рубил,
Все равно, кто посадит нас на кол,
Потому что я понял, в чем прикол,
Потому что я фишку прорубил.
И, повешен на маятник ногой,
Я бы вам все сефиры отплясал.
Потому что я умный. Я крутой.
Потому что я песню написал.

Метки: ,




Похожие записи

Оставить комментарий